Совещание

Мне очень нравится эта история. Ее автор хорошо известен – это Алексей Березин. У него много разных произведений, но все они на русском языке. А рассказ "Совещание" настолько популярен, что его даже перевели на несколько языков, и сняли несколько роликов. Здесь мы взяли перевод этой презабавнейшей истории на английский язык, выполненный dil.

EnglishОригинал

On Tuesday Mr. Smith attended the meeting. They took out his brain, laid it out on saucers and started eating, licking their lips and savouring it in every possible way. Mr. Rabbite, Smith’s boss, prudently gave them all teaspoons. And the show began.

“Dear colleagues!”   Mrs. Carrots said, “our company has a large-scale task. We’ve got a project to implement, which involves drawing some red lines. Can you take on this task?”

“Of course,” Rabbite said. He was the CEO, and he had been always ready to accept any task that a member of his staff would have to take on. However, he immediately asked:  “We can do it, right?”

Mr. Ditto, Head of the  Drawing Department, nodded right away:

“Yes, sure. This is  Mr. Smith, he’s our best specialist in drawing red lines. We invited him here to listen to his expert opinion.”

“Nice to meet you!”  Carrots said. “Well, you all know me. Let me introduce Helen — she’s our design specialist.”

Helen turned red and smiled shyly. She had just graduated from an economics college and bore exactly the same relation to design as a platypus to airship development.

“Well,” Carrots said, “we need to draw seven red lines. All of them must be strictly perpendicular, and besides some of them must be drawn in green, and some must be transparent. Do you think it’s possible?”

“No,” Smith said.

“Don’t hurry, Smith,” Ditto said. “We’ve got a task and we must solve it. You are a professional, aren’t you? Don’t let us think you are not.”

“You see,”  Smith explained, “the term “red line” assumes that the line colour is red. It’s not completely impossible to draw a red line with a green colour but it’s nearly impossible…”

“Smith, so what do you mean by “impossible”?” Ditto asked.

“I’m just trying to explain the situation. There can be some people who suffer from daltonism, and for them the line colour does not matter indeed, but I’m not quite sure that all our audience are colour blind.”

“So basically it is possible if I got you right, Smith?”  Carrots asked.

Smith realised that he had overdone with the visual imagery.

“OK, let’s make it simple,”  he said. “The line taken by itself can be drawn in any possible colour. But in order to get a red line, one must only use the red colour.”

“Smith, don’t confuse us, please. You’ve just said it’s possible.”

Smith silently damned his loose tongue.

“No, sorry, you got me wrong. I just want to say that in some – quite rare – cases the line colour does not matter, but even then the line won’t be red.  You know, it won’t be red! It will be green. And you need red.”

A short silence, just synapses buzzing tensely.

“And what if,” Rabbite said, inspired by a sudden idea, “we draw them in blue?”

“It won’t help,” Smith shook his head. “If we draw them in blue — we’ll have  blue lines.”

Silence again. This time Smith himself broke it.

“And I don’t quite understand another thing… What did you mean when you said about the lines of “transparent colour”?”

Carrots looked at him graciously, like a kind teacher looks at a dunce.

“Well… How to explain… Smith, don’t you know what “transparent” means?”

“I do.”

“And I hope it’s needless to explain what “red line” is?”

“Yes, it is.”

“Great. So draw us the red lines in transparent colour.”

Smith paused to ponder the situation.

“And what should the output look like? Can you describe it please, how you see it?”

“Well… Smith!” Ditto said. “Stop it. It’s not an examination. Who’s the specialist in red lines here, you or Carrots?”

“I’m just trying to clarify the task details  for myself…”

“And what’s unclear?” Rabbite entered the conversation. “You know what a red line is, don’t you?”

“Yes, but…”

“And it’s also clear to you what “transparent” is?”

“Yes, of course, but…”

“So why are you asking for further explanations? Let’s not enter into an unproductive debate, Smith. We’ve got the task, and the task is precise and clear. If you have any specific questions, ask them.”

“You’re a professional,” Ditto added.

“OK,” Smith gave up. “Let’s leave the colour for now. But what about the perpendicularity?..”

“Yes,” Carrots confirmed readily. “Seven lines and all are strictly perpendicular.”

“Perpendicular to what?” Smith asked.

Carrots started looking into her papers…

“Em-m-m,” she said finally. “Well... Sort of... Everything. Each other. Or such as.. I don’t know… I thought you must know what perpendicular lines are,”  Carrots got out of a scrape.

“Of course he does,” Ditto flapped his hands. “Aren’t we professionals?..”

“Only two lines can be perpendicular,” Smith explained patiently. “All seven can’t be perpendicular to each other at the same time. It’s school geometry.”

Carrots shook her head trying to get away from the ghost of school education she’d forgotten ages ago.

Rabbite slapped the table.

“Stop it, Smith. “School geometry, school geometry”. Let’s be polite. No snide or patronising remarks, please. Let’s communicate functionally. There are no idiots here.”

“That’s what I wanted to say,” Ditto said.

Smith took a sheet of paper.

“Well,” he said. “Let me draw it for you. Here’s a line, OK?”

Carrots nodded.

“Here’s another line…” Smith said. “Is it perpendicular to the first one?”

“Well…”

“Yes, it’s perpendicular.”

“You see!” Carrots exclaimed happily.

“Wait a moment, that’s not everything yet. Now the third line… Is it perpendicular to the first line?..”

Thoughtful silence. Having got no answer, Smith answered himself:

“Yes, it’s perpendicular to the first line. But it doesn’t cross the second line at all. The second and the third lines are parallel.”

Silence descended. Then Carrots stood up, went around the table and came up to Smith looking over his shoulder.

“Well…” she said uncertainly. “Probably yes.”

“That’s it!” Smith exclaimed trying to affirm his success. “If we only have two lines, they can be perpendicular. But if  there are more…”

“Can I have a pen?” Carrots asked.

Smith gave her a pen. Carrots cautiously drew some lines.

“What about this?”

Smith sighed.

“It’s called “triangle”. No, the lines are not perpendicular. Besides there are  just three of them, not seven.”

Carrots pursed up her mouth.

“And why are they blue?” Rabbite asked suddenly.

“Yes, by the way,” Ditto supported. “I just wanted to ask it myself.”

Smith blinked several times looking at the sketch.

“My pen is blue,” he said at last. “I just wanted to show…”

“Maybe that’s the problem?” Rabbite interrupted him impatiently, like a man who just understood a complex concept and was eager to share his knowledge while he hadn’t lost the idea. “Your lines are blue. Draw the red ones, and let’s see what happens.”

“It will be exactly the same,” Smith said certainly.

“Well, why the same?” Rabbite said. “How do you know it if you haven’t even tried it? Draw them in red and let us see.”

“I haven’t got a red pen,” Smith admitted. “But I am quite sure…”

“You haven’t prepared for the meeting,” Ditto said in a reproachful voice. “You knew about the meeting in advance…”

“I am quite sure about it,” Smith said desperately, “it will be exactly the same with red lines.”

“You just told us,” Ditto retorted, “that the red lines must be drawn in red colour. Here, I even wrote it down for myself. And now you’re drawing them with a blue pen. Are these red lines?”

“Yes, by the way,” Rabbite remarked, “I asked you about the blue colour. And what did you say?”

Suddenly Helen rescued  Smith. She had been looking at his sketch from her place with great interest.

“It seems to me, I understand you, ” she said. “You are not talking about the colour, right? It’s just about that, how do you call it? Per-per-what?”

“Yes, perpendicularity of lines,” Smith responded thankfully. “It’s not concerned with the line colours at all.”

“Wait, I’m completely confused now,” Rabbite said, looking at one meeting participant after another. “So what is our problem? Colour or perpendicularity?”

Carrots emitted bewildered sounds and shook her head. She was confused as well.

“Both of them,” Smith said softly.

“I don’t understand any of this,” Rabbite said staring at his locked fingers. “We have a task here. We just need seven red lines. If there were twenty of them, I would understand the difficulty, but we need just seven. It’s that simple. Our customer wants seven perpendicular lines. Am I right?”

Carrots nodded.

“And Ditto can’t see any problems either,” Rabbite said. “Is it true, Ditto?.. That’s it. So what prevents us from accomplishing the task?”

“Geometry,” Smith said with a sigh.

“Well, just ignore it, it’s that simple!” Carrots said.

Smith kept silence, trying to compose his mind. His brain was bearing colourful metaphors which could get out the surrealism of the situation to the group, but being transformed into words they all began with a “Fuck!” which was an inappropriate word for a business meeting.

Having got no answer, Rabbite pronounced:

“Smith, just say it in one word — can you do it or not? I understand you are a narrowly focused specialist and can’t see the big picture. Is it so difficult to draw seven lines? We’ve been discussing some bullshit for two hours already, and still can’t find a solution.”

“Oh yes,” Ditto said. “You are only criticising and saying “Impossible! Impossible!”. You’d better suggest your own solution. Criticism is for assholes, pardon me, and you are a professional!”

Smith gasped exhaustedly:

“OK. I can draw two red lines which are guaranteed to be perpendicular, and all the other in transparent colour. They’ll be transparent, no one will see them, but I’ll draw them. Does that suit you?”

“Does that suit us?” Carrots turned to Helen. “Yes, that suits us.”

“But at least two of them in green colour,” added Helen. “And one more question, if you don’t mind?”

“Yes,” Smith said wearily.

“Can you draw one line kitten-shaped?”

Smith was silent for a couple of seconds and then asked:

“What?”

“Well, in the form of a kitten. Just a small kitten. Our customers love animals. It would be great…”

“No,” said Smith.

“But why?”

“Well, of course, I can draw a cat for you. I am not an artist but I can try. But it won’t be a line. It will be a cat. Cats and lines are different things.”

“A kitten,” Carrots clarified. “Not a cat, just a kitten, small, cute. Cats, they are…”

“Doesn’t matter,” Smith shook his head.

“No way?..” Helen asked disappointedly.

“Smith, could you hear her out?” Rabbite said angrily. “You haven’t let her finish and are already saying “No!”. ”

“I’ve caught the idea,” Smith said looking down at the table. “It’s impossible to draw a kitten-shaped line... ”

“That’s OK, no worries,” Helen allowed. “And what about a bird?”

Smith silently looked at her, and Helen understood everything.

“That’s OK, no worries then,” she repeated.

Rabbite slapped the table…

“So what’s the outcome? What are we going to do?”

“Seven red lines,” Carrots said. “Two in red, two in green, and all the rest in transparent. OK? Did I get it right?”

“Yes,” Ditto confirmed before Smith could open his mouth.

Rabbite nodded satisfied.

“That’s great… Is that it, colleagues?.. Break up?.. Any other questions?..”

“Oh,” Helen remembered. “We’ve got a red balloon! Can you inflate it?”

“Yes, by the way,” Carrots said. “Let’s discuss it now and not have to meet again.”

“Smith,” Rabbite turned to Smith, “can we do that?”

“And how does the balloon relate to me?” asked Smith in surprise.

“It’s red,” Helen explained.

Smith kept silent feeling stupid, just tips of his fingers were trembling.

“Smith?” Rabbite asked angrily. “So can you do it or not? It’s so simple.”

“Well,” Smith said cautiously, “basically I can do that of course, but…”

“OK,” Rabbite nodded. “Go to their place and inflate it. We’ll cover the expenses if need.”

“Can we do it  tomorrow?” Carrots asked.

“Of course,” Rabbite said. “I can’t see any problems here… Well, is that all?.. Great. Very productive work. Thank you all and goodbye!”

Smith blinked several times to get back to the real world, then stood up and slowly headed off towards the door. Helen caught him up just near the door.

“Can I ask you?” Helen said turning red. “When you inflate the balloon… Can you inflate it kitten-shaped?..”

Smith sighed.

“I can do everything,” he said. “I can do absolutely everything. I am a professional.”

Translation: http://dil.pp.ru/blog/2011/03/29/meeting/

Петров пришел во вторник на совещание. Ему там вынули мозг, разложили по блюдечкам и стали есть, причмокивая и вообще выражая всяческое одобрение. Начальник Петрова, Недозайцев, предусмотрительно раздал присутствующим десертные ложечки. И началось.

— Коллеги, — говорит Морковьева, — перед нашей организацией встала масштабная задача. Нам поступил на реализацию проект, в рамках которого нам требуется изобразить несколько красных линий. Вы готовы взвалить на себя эту задачу?

— Конечно, — говорит Недозайцев. Он директор, и всегда готов взвалить на себя проблему, которую придется нести кому-то из коллектива. Впрочем, он тут же уточняет: — Мы же это можем?

Начальник отдела рисования Сидоряхин торопливо кивает:

— Да, разумеется. Вот у нас как раз сидит Петров, он наш лучший специалист в области рисования красных линий. Мы его специально пригласили на совещание, чтобы он высказал свое компетентное мнение.

— Очень приятно, — говорит Морковьева. — Ну, меня вы все знаете. А это — Леночка, она специалист по дизайну в нашей организации.

Леночка покрывается краской и смущенно улыбается. Она недавно закончила экономический, и к дизайну имеет такое же отношение, как утконос к проектированию дирижаблей.

— Так вот, — говорит Морковьева. — Нам нужно нарисовать семь красных линий. Все они должны быть строго перпендикулярны, и кроме того, некоторые нужно нарисовать зеленым цветом, а еще некоторые — прозрачным. Как вы считаете, это реально?

— Нет, — говорит Петров.

— Давайте не будем торопиться с ответом, Петров, — говорит Сидоряхин. — Задача поставлена, и ее нужно решить. Вы же профессионал, Петров. Не давайте нам повода считать, что вы не профессионал.

— Видите ли, — объясняет Петров, — термин «красная линия» подразумевает, что цвет линии — красный. Нарисовать красную линию зеленым цветом не то, чтобы невозможно, но очень близко к невозможному…

— Петров, ну что значит «невозможно»? — спрашивает Сидоряхин.

— Я просто обрисовываю ситуацию. Возможно, есть люди, страдающие дальтонизмом, для которых действительно не будет иметь значения цвет линии, но я не уверен, что целевая аудитория вашего проекта состоит исключительно из таких людей.

— То есть, в принципе, это возможно, мы правильно вас понимаем, Петров? — спрашивает Морковьева.

Петров осознает, что переборщил с образностью.

— Скажем проще, — говорит он. — Линию, как таковую, можно нарисовать совершенно любым цветом. Но чтобы получилась красная линия, следует использовать только красный цвет.

— Петров, вы нас не путайте, пожалуйста. Только что вы говорили, что это возможно.

Петров молча проклинает свою болтливость.

— Нет, вы неправильно меня поняли. Я хотел лишь сказать, что в некоторых, крайне редких ситуациях, цвет линии не будет иметь значения, но даже и тогда — линия все равно не будет красной. Понимаете, она красной не будет! Она будет зеленой. А вам нужна красная.

Наступает непродолжительное молчание, в котором отчетливо слышится тихое напряженное гудение синапсов.

— А что если, — осененный идеей, произносит Недозайцев, — нарисовать их синим цветом?

— Все равно не получится, — качает головой Петров. — Если нарисовать синим — получатся синие линии.

Опять молчание. На этот раз его прерывает сам Петров.

— И я еще не понял… Что вы имели в виду, когда говорили о линиях прозрачного цвета?

Морковьева смотрит на него снисходительно, как добрая учительница на отстающего ученика.

— Ну, как вам объяснить?.. Петров, вы разве не знаете, что такое «прозрачный»?

— Знаю.

— И что такое «красная линия», надеюсь, вам тоже не надо объяснять?

— Нет, не надо.

— Ну вот. Вы нарисуйте нам красные линии прозрачным цветом.

Петров на секунду замирает, обдумывая ситуацию.

— И как должен выглядеть результат, будьте добры, опишите пожалуйста? Как вы себе это представляете?

— Ну-у-у, Петро-о-ов! — говорит Сидоряхин. — Ну давайте не будем… У нас что, детский сад? Кто здесь специалист по красным линиям, Морковьева или вы?

— Я просто пытаюсь прояснить для себя детали задания…

— Ну, а что тут непонятного-то?.. — встревает в разговор Недозайцев. — Вы же знаете, что такое красная линия?

— Да, но…

— И что такое «прозрачный», вам тоже ясно?

— Разумеется, но…

— Так что вам объяснять-то? Петров, ну давайте не будем опускаться до непродуктивных споров. Задача поставлена, задача ясная и четкая. Если у вас есть конкретные вопросы, так задавайте.

— Вы же профессионал, — добавляет Сидоряхин.

— Ладно, — сдается Петров. — Бог с ним, с цветом. Но у вас там еще что-то с перпендикулярностью?..

— Да, — с готовностью подтверждает Морковьева. — Семь линий, все строго перпендикулярны.

— Перпендикулярны чему? — уточняет Петров.

Морковьева начинает просматривать свои бумаги.

— Э-э-э, — говорит она наконец. — Ну, как бы… Всему. Между собой. Ну, или как там… Я не знаю. Я думала, это вы знаете, какие бывают перпендикулярные линии, — наконец находится она.

— Да конечно знает, — взмахивает руками Сидоряхин. — Профессионалы мы тут, или не профессионалы?..

— Перпендикулярны могут быть две линии, — терпеливо объясняет Петров. — Все семь одновременно не могут быть перпендикулярными по отношению друг к другу. Это геометрия, 6 класс.

Морковьева встряхивает головой, отгоняя замаячивший призрак давно забытого школьного образования. Недозайцев хлопает ладонью по столу:

— Петров, давайте без вот этого: «6 класс, 6 класс». Давайте будем взаимно вежливы. Не будем делать намеков и скатываться до оскорблений. Давайте поддерживать конструктивный диалог. Здесь же не идиоты собрались.

— Я тоже так считаю, — говорит Сидоряхин.

Петров придвигает к себе листок бумаги.

— Хорошо, — говорит он. — Давайте, я вам нарисую. Вот линия. Так?

Морковьева утвердительно кивает головой.

— Рисуем другую… — говорит Петров. — Она перпендикулярна первой?

— Ну-у…

— Да, она перпендикулярна.

— Ну вот видите! — радостно восклицает Морковьева.

— Подождите, это еще не все. Теперь рисуем третью… Она перпендикулярна первой линии?..

Вдумчивое молчание. Не дождавшись ответа, Петров отвечает сам:

— Да, первой линии она перпендикулярна. Но со второй линией она не пересекается. Со второй линией они параллельны.

Наступает тишина. Потом Морковьева встает со своего места и, обогнув стол, заходит Петрову с тыла, заглядывая ему через плечо.

— Ну… — неуверенно произносит она. — Наверное, да.

— Вот в этом и дело, — говорит Петров, стремясь закрепить достигнутый успех. — Пока линий две, они могут быть перпендикулярны. Как только их становится больше…

— А можно мне ручку? — просит Морковьева.

Петров отдает ручку. Морковьева осторожно проводит несколько неуверенных линий.

— А если так?..

Петров вздыхает.

— Это называется треугольник. Нет, это не перпендикулярные линии. К тому же их три, а не семь.

Морковьева поджимает губы.

— А почему они синие? — вдруг спрашивает Недозайцев.

— Да, кстати, — поддерживает Сидоряхин. — Сам хотел спросить.

Петров несколько раз моргает, разглядывая рисунок.

— У меня ручка синяя, — наконец говорит он. — Я же просто чтобы продемонстрировать…

— Ну, так может, в этом и дело? — нетерпеливо перебивает его Недозайцев тоном человека, который только что разобрался в сложной концепции и спешит поделиться ею с окружающими, пока мысль не потеряна. — У вас линии синие. Вы нарисуйте красные, и давайте посмотрим, что получится.

— Получится то же самое, — уверенно говорит Петров.

— Ну, как то же самое? — говорит Недозайцев. — Как вы можете быть уверены, если вы даже не попробовали? Вы нарисуйте красные, и посмотрим.

— У меня нет красной ручки с собой, — признается Петров. — Но я могу совершенно…

— А что же вы не подготовились, — укоризненно говорит Сидоряхин. — Знали же, что будет собрание…

— Я абсолютно точно могу вам сказать, — в отчаянии говорит Петров, — что красным цветом получится точно то же самое.

— Вы же сами нам в прошлый раз говорили, — парирует Сидоряхин, — что рисовать красные линии нужно красным цветом. Вот, я записал себе даже. А сами рисуете их синей ручкой. Это что, красные линии по-вашему?

— Кстати, да, — замечает Недозайцев. — Я же еще спрашивал вас про синий цвет. Что вы мне ответили?

Петрова внезапно спасает Леночка, с интересом изучающая его рисунок со своего места.

— Мне кажется, я понимаю, — говорит она. — Вы же сейчас не о цвете говорите, да? Это у вас про вот эту, как вы ее называете? Перпер-чего-то-там?

— Перпендикулярность линий, да, — благодарно отзывается Петров. — Она с цветом линий никак не связана.

— Все, вы меня запутали окончательно, — говорит Недозайцев, переводя взгляд с одного участника собрания на другого. — Так у нас с чем проблемы? С цветом или с перпендикулярностью?

Морковьева издает растерянные звуки и качает головой. Она тоже запуталась.

— И с тем, и с другим, — тихо говорит Петров.

— Я ничего не могу понять, — говорит Недозайцев, разглядывая свои сцепленные в замок пальцы. — Вот есть задача. Нужно всего-то семь красных линий. Я понимаю, их было бы двадцать!.. Но тут-то всего семь. Задача простая. Наши заказчики хотят семь перпендикулярных линий. Верно?

Морковьева кивает.

— И Сидоряхин вот тоже не видит проблемы, — говорит Недозайцев. — Я прав, Сидоряхин?.. Ну вот. Так что нам мешает выполнить задачу?

— Геометрия, — со вздохом говорит Петров.

— Ну, вы просто не обращайте на нее внимания, вот и все! — произносит Морковьева.

Петров молчит, собираясь с мыслями. В его мозгу рождаются одна за другой красочные метафоры, которые позволили бы донести до окружающих сюрреализм происходящего, но как назло, все они, облекаясь в слова, начинаются неизменно словом «Блять!», совершенно неуместным в рамках деловой беседы.

Устав ждать ответа, Недозайцев произносит:

— Петров, вы ответьте просто — вы можете сделать или вы не можете? Я понимаю, что вы узкий специалист и не видите общей картины. Но это же несложно — нарисовать какие-то семь линий? Обсуждаем уже два часа какую-то ерунду, никак не можем прийти к решению.

— Да, — говорит Сидоряхин. — Вы вот только критикуете и говорите: «Невозможно! Невозможно!» Вы предложите нам свое решение проблемы! А то критиковать и дурак может, простите за выражение. Вы же профессионал!

Петров устало изрекает:

— Хорошо. Давайте я нарисую вам две гарантированно перпендикулярные красные линии, а остальные — прозрачным цветом. Они будут прозрачны, и их не будет видно, но я их нарисую. Вас это устроит?

— Нас это устроит? — оборачивается Морковьева к Леночке. — Да, нас устроит.

— Только еще хотя бы пару — зеленым цветом, — добавляет Леночка. — И еще у меня такой вопрос, можно?

— Да, — мертвым голосом разрешает Петров.

— Можно одну линию изобразить в виде котенка?

Петров молчит несколько секунд, а потом переспрашивает:

— Что?

— Ну, в виде котенка. Котеночка. Нашим пользователям нравятся зверюшки. Было бы очень здорово…

— Нет, — говорит Петров.

— А почему?

— Нет, я конечно могу нарисовать вам кота. Я не художник, но могу попытаться. Только это будет уже не линия. Это будет кот. Линия и кот — разные вещи.

— Котенок, — уточняет Морковьева. — Не кот, а котенок, такой маленький, симпатичный. Коты, они…

— Да все равно, — качает головой Петров.

— Совсем никак, да?.. — разочарованно спрашивает Леночка.

— Петров, вы хоть дослушали бы до конца, — раздраженно говорит Недозайцев. — Не дослушали, а уже говорите «Нет».

— Я понял мысль, — не поднимая взгляда от стола, говорит Петров. — Нарисовать линию в виде котенка невозможно.

— Ну и не надо тогда, — разрешает Леночка. — А птичку тоже не получится?

Петров молча поднимает на нее взгляд и Леночка все понимает.

— Ну и не надо тогда, — снова повторяет она.

Недозайцев хлопает ладонью по столу.

— Так на чем мы остановились? Что мы делаем?

— Семь красных линий, — говорит Морковьева. — Две красным цветом, и две зеленым, и остальные прозрачным. Да? Я же правильно поняла?

— Да, — подтверждает Сидоряхин прежде, чем Петров успевает открыть рот.

Недозайцев удовлетворенно кивает.

— Вот и отлично… Ну, тогда все, коллеги?.. Расходимся?.. Еще вопросы есть?..

— Ой, — вспоминает Леночка. — У нас еще есть красный воздушный шарик! Скажите, вы можете его надуть?

— Да, кстати, — говорит Морковьева. — Давайте это тоже сразу обсудим, чтобы два раза не собираться.

— Петров, — поворачивается Недозайцев к Петрову. — Мы это можем?

— А какое отношение ко мне имеет шарик? — удивленно спрашивает Петров.

— Он красный, — поясняет Леночка.

Петров тупо молчит, подрагивая кончиками пальцев.

— Петров, — нервно переспрашивает Недозайцев. — Так вы это можете или не можете? Простой же вопрос.

— Ну, — осторожно говорит Петров, — в принципе, я конечно могу, но…

— Хорошо, — кивает Недозайцев. — Съездите к ним, надуйте. Командировочные, если потребуется, выпишем.

— Завтра можно? — спрашивает Морковьева.

— Конечно, — отвечает Недозайцев. — Я думаю, проблем не будет… Ну, теперь у нас все?.. Отлично. Продуктивно поработали… Всем спасибо и до свидания!

Петров несколько раз моргает, чтобы вернуться в объективную реальность, потом встает и медленно бредет к выходу. У самого выхода Леночка догоняет его.

— А можно еще вас попросить? — краснея, говорит Леночка. — Вы когда шарик будете надувать… Вы можете надуть его в форме котенка?..

Петров вздыхает.

— Я все могу, — говорит он. — Я могу абсолютно все. Я профессионал.

Оригинал http://alex-aka-jj.livejournal.com/66984.html

Решение вопроса (не все так невыполнимо, как казалось)

 

Другие истории на английском

Запись опубликована Шутка | с метками